lebare (lebare) wrote,
lebare
lebare

В ПОДВОРОТНЕ НАС ЖДЕТ КОНИЯК



ХРЮН: Тили-тили, товарищи!
СТЕПАН: Трали-вали! Цинандали запретили!
ХРЮН: И боржоми, и ткемали…
СТЕПАН: Так что мы сегодня с Хрюном на безалкогольной диете, извините, если не смешно.
ХРЮН: Ничего! Злее будем!
СТЕПАН: Да, товарищи, докатились! Цинандали, боржоми… Что дальше? Кикабидзе запретят? Брегвадзе?
ХРЮН: Давай все-таки надеяться, что Церетели.
СТЕПАН: И чего они к Грузии пристали? Отличное вино, прекрасный коньяк! У меня в свое время и прадедушка от него загнулся, и дедушка… Ничего не понимаю!
ХРЮН: А чаво понимать? Мы ж в ихнем коньяке пестициды нашли! Ну, не прям мы, а те, кто запрещал!
СТЕПАН: Пестициды?
ХРЮН: Да! Ну, не сразу нашли, ясен перец. Пузырь вылакали — нема, второй выжрали, глядь — ба! Вот они, пестициды! В третьей бутылке, сволочи, плавают! И еще проверяющим рожи корчат!
СТЕПАН: Ну ладно, алкоголь есть алкоголь. Но боржоми?! Набеглави?! В них-то какие пестициды?
ХРЮН: А минералку как раз правильно запретили! Она нам без надобности! У нас у существенной части населения уже давно почки отвалились. Поздно пить боржоми! Потом, надо разобраться, что там за пузырики в воде плавают! Не тот ли это газ, который у нас Украина ворует?!
Ты, Степа, зря на одну только Грузию нацелился. Ты погляди — это у нас тенденция такая!

СТЕПАН: Да-да… Молдавия, Украина… Из Молдавии тоже запретили алкоголь ввозить, из Украины — сало.
ХРЮН: Ну сало — это правильно как раз запретили.
СТЕПАН: Тоже пестициды?
ХРЮН: Нет, там каждый кусочек надкусан был. Я так понимаю, местный ОТК поработал. И что касаемо Молдавии — тоже все понятно. Их знаешь как в Одессе не любят?!
СТЕПАН: Хрюн! У тебя у самого в башке пестициды завелись! И сало у тебя надкусанное! Какая еще Одесса?!
ХРЮН: Здрасьте! А Павловский у нас откуда? Из Одессы! Я так понимаю, это он насчет молдаван мутит.
СТЕПАН: Короче, напрягаются наши отношения с соседями.
ХРЮН: А чаво делать, ежели у них продукты некачественные? А на вкус и цвет, как известно, товарищей нет!
СТЕПАН: Да у России, похоже, уже и на взгляд, и на запах, и на ощупь, и вообще ни на что товарищей не осталось! Из Грузии, Молдавии и Украины нельзя ввозить, из Белоруссии — вывозить… Правда, только чиновников и только на Запад. Посмотришь в сторону Балтии — тоже дружбы не видать.
ХРЮН: А это, Степа, все наша мудрая внешняя политика. У нас она не в МИДе делается и даже не в Кремле. А в каком-нибудь ПО «Самые помидоры». Методы убеждения у нас всегда были одни — бряцать клювом и щелкать оружием. То есть бряцать оружием, а затем щелкать клювом.
СТЕПАН: Хрюн, давай без аллегорий, объясни понятно.
ХРЮН: Объясняю. Раньше, когда мы были СССР, мы были сильны и молоды. Выбегали во двор, распахивали пальто — ба!!! Мужики пугались, бабы засматривались. Кто не любил, тот уважал. А сейчас годы прошли. То, чем пугали, сократилось, усохло в размерах, сморщилось и во многих отношениях пришло в негодность. Повис вопрос, в общем. А привычка осталась. Шмыг во двор! Пальто хрясь — нараспашку! А там такое… Не то что испугать… Это уже и жалость вызвать не в состоянии.
СТЕПАН: Вот теперь я понял. Раньше мы бряцали оружием, а теперь бряцаем таможней и СЭС.
ХРЮН: Ну! Этак мы скоро до мышей добряцаемся! Причем ладно бы в пределах СНГ! Нам же таперича и с Европой не по пути! И с Америкой!
СТЕПАН: А с кем же нам тогда по пути? С «Хамасом»?
ХРЮН: Вот это, Степа, запомни. Ежели нам по пути с палестинцами, давай ехать хотя бы в разных автобусах. А то так может бздынькнуть на кочке — костей не соберем!
СТЕПАН: А чего нам неймется? Что ж нам с западными демократиями не по пути?
ХРЮН: А ты можешь себе представить, что у Билла Гейтса отобрали бы его «Майкрософт», посадили в одиночку на Гуантанамо, а по ночам бы ему за растление малолетних мужчин резали лицо ножом для колки льда?
СТЕПАН: Нет…
ХРЮН: Вот потому нам и не по пути с Америкой. Потому мы и принимаем у себя «Хамас», а Штаты — какую-то конференцию чеченских боевиков…
СТЕПАН: Неправильно все это!
ХРЮН: Конечно, неправильно! Кто кого породил, тот с тем и должен разбираться. А не наоборот!
СТЕПАН: Я удивляюсь, как при всем при этом мы все еще в «Большой восьмерке», в G-8!
ХРЮН: Какая такая «Ж-8»?! Наш путь — «Ж-1»!
СТЕПАН: Не понял?
ХРЮН: Будет одна «Ж», и мы в ней будем торчать одни! Да на фиг нам эта восьмерка, посуди сам! Да при нашей-то духовности! Да при нашей-то территории! Да мы сами по себе в любом уголке своей Родины можем восьмеркой быть! Девяткой! Двадцаткой!
СТЕПАН: А с кем же мы тогда дружить будем? Со Свазилендом да Лесото?
ХРЮН: Ага! И называться это будет «Союз медведя с блохами»!
СТЕПАН: Надеюсь, что ты это не серьезно.
ХРЮН: И я надеюсь.
СТЕПАН: А если серьезно?
ХРЮН: Если серьезно, тогда так. Меня там в Кремле слыхать, нет? Так вот. Не надо за меня блюсти интересы России. В чем интересы России, я вам сам скажу. Мне главное, чтобы отношения с соседями — с Украиной, Грузией и другими прочими Америками — постоянно улучшались, а не ухудшались. Вы там — на уровне министерств-президентов-депутатов — собачьтесь хоть до морковкина заговенья. Говном мажьте друг дружку всласть. Мне про то знать не нужно. Мне в Литву нужно. И в Грузию. И в Украину. И чтоб без визы, чтоб в глаза смотреть можно было. Вот это и есть интересы России. И мои тоже. И вы их выполните. Сдохните, но выполните. Все.
СТЕПАН: Аж мурашки по коже…
ХРЮН: Сам говорил, что без коньяка смешно не будет…

Хрюн МОРЖОВ, Степан КАПУСТА
24.04.2006

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments